12:29 

С днём рождения, Александр Васильевич!

今晩はОрхидея今晩は
Право на отдых имеют только мёртвые/Исправить можно всё, да надо ли?/Мне не жалко. Никого.

Оригинал взят у в Уроки музыки


Фотография взята здесь
: http://www.xrest.ru/overview/214905/

Сегодняшняя история - из недавних: из тех, что рассказали мне, буквально, на днях. К сожалению, я не запомнил и не записал имён главных действующих лиц - но, в самое ближайшее время обязательно всё уточню и внесу исправления в текст. А рассказал мне эту историю капитан Иркутского речного пароходства Виктор Вертянкин - человек, страстно увлечённый историей флота и историей родного города, к тому же - большой ревнитель памяти адмирала Колчака.

Неделю назад капитан Вертянкин навестил меня, и за чашкой крепкого чая (ибо - Пост!), когда зашла речь о "колчаковских местах" родного города, поделился со мной этой историей, которую рассказала ему несколько лет назад его бывшая школьная учительница. Скажу честно: рассказ этот стал для меня маленькой сенсацией, и вот почему: слишком уж часто в последнее время приходится мне слышать - и не только от LJ-юзеров, но и в нашей реальной жизни от собеседников - утверждения, вроде: "...-Да что вы со своим пошлым антикоммунизмом везде лезете? Тех, настоящих антикоммунистов ещё в тридцатые годы товарищ Сталин "зачистил" - а вы сейчас начитались книжек, и выдаёте чужие взгляды за свои!..." Уж очень хочется товарищам-совкам (в последнее время наводнившим мой журнал), чтобы и все окружающие были такими же совками - а вот антикоммунистов чтобы, вроде, как и не было: в крайнем случае, антикоммунистам "разрешается" быть такими же совками, - но "нахватавшимися чужих мыслей". Но что делать, если антикоммунисты в сысысысэре были всегда? если антисовецкие настроения, хоть и не демонстрировались на широкую публику - но передовались из поколения в поколение?... Вот и история, которую рассказал мне капитан Виктор Вертянкин - о том же. А девочка, о которой идёт речь в рассказе - та самая учительница моего друга ...
...Девочка лет двенадцати ходила к учительнице на дом брать уроки музыки. Учительница была "из бывших": в годы российской смуты она не успела выскочить из большевицкого Мордора в Маньчжурию - и осталась в Иркутске. Будучи по профессии актрисой, здесь она какое-то время играла в местном театре - а когда из-за "классового происхождения" пришлось оставить сцену, стала давать частные уроки музыки.

Учительница жила вместе с сестрой, в оставшейся от родителей квартире в самом центре Иркутска, на пересечении бывших улиц Дегтёвской и Троицкой. По злой иронии судьбы, случилось так, что именно по улице Троицкой в город вступила та самая Пятая красная армия, которая принесла сюда на своих штыках совецкую власть - вот и превратилась после этого бывшая Троицкая улица в "улицу им. 5-й Армии". Эту власть, сломавшую её жизнь, учительница музыки не любила всей душой: ей, бывшей иркутской институтке, эта власть ничего, кроме унижений, не дала. Да она и городу ничего хорошего не дала, эта власть: про взорванные храмы, про травлю интеллигенции и чиновничества, про то, как людей сделали "лишенцами", мы говорить даже и не будем - но вот во что превратился прежде уютный и ухоженный Иркутск, и сказать страшно!... В загаженных, запущенных парках, прежде бывших гордостью горожан, теперь эти же самые горожане вынуждены украдкой вырубать кустарники и собирать ветки и сучья - с дровами проблемы; центральные улицы города - прежде чистые и опрятные, сейчас стоят в грязи: переполненные помойные ямы стекают на улицы, а деревянные троттуары точно также растаскивают на дрова, грязь и зловоние никто не убирает... Да, построен новый мост через Ангару-реку, построено несколько многоквартирных домов "в конструктивистском стиле", но -

...тёмен, грязен город наш,
Заколочен досками... -

а те, кто прежде составлял бОльшую и лучшую часть населения Иркутска - государственные чиновники, железнодорожные и банковские служащие, инженеры, врачи, учёные, предприниматели - одним словом, городская интеллигенция - кто в Маньчжурию выехал, кто арестован, кто умер - а оставшиеся вынуждены влачить существование, пристраиваясь в совецких учреждениях и дрожать, ожидая, когда возьмут тебя за шкирки, учитывая "происхождение" - или перебиваться случайными заработками. Вот учительница с сестрой и перебиваются: она уроки  даёт, а сестра обшивает на стареньком "зингере" совецких модниц - жён и дочерей местной партийно-чекистской "элиты". Уныло живёт Иркутск на третьем десятилетии соввласти...

...Девочка приходит брать уроки  каждый день, и ей очень нравится бывать в квартире своей учительницы: здесь ещё стоит старая - той, ушедшей эпохи - мебель, а окна закрывают тяжёлые шторы с кистями; в квартире учительницы у неё есть подружка - старенькая горничная, она же - кухарка и посудомойка. Вернее, старушка - уже БЫВШАЯ кухарка и горничная: в нормальное время она работала у родителей учительницы и её сестры - а с установлением совецкой власти просто осталась жить в семье: выполняет прежнюю, привычную работу по дому, и живёт в маленькой коморке за кухней - не то, приживалка, не то - родная уже бабушка двух дам... А приходящую ученицу всегда чаем из самовара поит - жидким, правда, чаем (а кому легко-то?) - но непременно горячим: на улице морозы стоят, ветра февральские дуют - как же без чая-то? 

...В тот день учительница почему-то торопилась закончить занятия пораньше - как поняла наша маленькая героиня из фразы, брошенной сестрой учительницы по-французски, в доме ждали гостей. Затем, между дамами состоялась короткая беседа о талантах ученицы:

- La fille joue très bien (девочка очень хорошо играет), - заметила сестра учительницы.

- Oui, elle est très capable et talentueuse (да, она очень способна и талантлива), - похвалила та свою ученицу.

- Merci,  mesdames (спасибо, мадам), - ответила девочка тоже по-французски.

- Ты понимаешь французский язык? - спросила учительница уже по-русски. Девочка кивнула в ответ, - Очень хорошо, очень хорошо! А теперь - ступай, на сегодня занятия окончены. Приходи завтра, а сегодня к нам должны собраться гости...

Ну гости - так гости. К тому же, было слышно, что кто-то уже пришёл, что в передней кто-то разговаривает - и девочка, простившись с хозяйками, мышкой выскользнула в переднюю, а оттуда - по парадной лестнице на улицу. 

На лестнице девочка тоже столкнулась с гостями, шедшими в квартиру, в которой жила её учительница - по лестнице поднималось несколько мужчин и женщин очень приличного вида. И ещё на улице она видела несколько людей - поодиночке и семейными парами шли они к дому, где жила преподавательница музыки. Улицы эти в те годы были пустынными - вот девочка и запомнила. "Видимо, праздник какой-то семейный, - подумала она тогда, - день рождения, или именины..." - и больше об этом думать не стала: её ведь, способную и талантливую, не оставили в гостях. А - могли бы...

...Придя на следующий день на очередной урок, девочка сразу же попала в объятия старушки-"домработницы": была препровождена на кухню, где ей налили горячего и ароматного и крепкого (небывалая роскошь!) чая - да ещё и выдали кусок рыбного пирога:

- Кушай детка, кушай! - ворковала старушка, - а мне надо посуду мыть - со вчера ещё много осталось, много вчера гостей у нас собралось...

- А что за праздник был?
- поинтересовалась маленькая музыкантка, - день рожденья чей-то, или именины?

- Да нет... Грустная дата была, -
старенькая домработница пристально посмотрела на девочку, помолчала, и добавила: - Александра Васильевича поминали... Верховного Правителя... Колчака... 

На календаре было седьмое февраля одна тысяча девятьсот сорок третьего военного года.  

                                                                 

        P.S. Имена героинь я, как и обещал, уточню - и обязательно впишу их в этот текст. Это очень важно. А ниже - несколько фотографий того самого дома:  


Вид с перекрёстка улиц Троицкой и Дегтёвской ("им. 5-й Армии" и Российской);
 
 
Парадное крыльцо первого этажа, выходящее на Троицкую. Сколько себя помню, эти двери всегда были закрытыми и вросшими в асфальт...
     
 
Фрагмент декора - оконный наличник. Очень нетипичный для Иркутска - этакий "губернский модерн. Больше, кажется, ничего подобного в городе не попадалось...
     
А это - уже вид со двора...

        
Лестница на второй этаж - единственная в этом доме. Герои рассказа могли пользоваться только ей; 

  
На углу дома пару лет назад городские власти укрепили вот такую "мемориальную табличку" : для них улица Троицкая - "бывшая". Бывшая - и всё. Точка.    

     


@темы: праздник, Сибирь, Колчак

URL
Комментарии
2015-11-16 в 15:39 

Erich_F
Смерть побеждающий вечный закон - это любовь моя//Бог не бросает Своих святых - по крайней мере, надолго!
Поздравляю с памятной датой!

2015-11-16 в 21:26 

今晩はОрхидея今晩は
Право на отдых имеют только мёртвые/Исправить можно всё, да надо ли?/Мне не жалко. Никого.
Спасибо.

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Походный шатёр

главная